Аршалуйс Киворковна Ханжиян «Женщина 1997 года» в номинации «Жизнь — судьба»

"Или уйдёте, или похороните меня рядом с моими солдатиками" - сказала Аршалуйс и взвела курок

Бульдозерист не поверил, и завёл машину.


Аршалуйс дважды выстрелила. Сначала в воздух, потом в лобовое окно бульдозера.

В ответ на крики и брань бульдозериста спокойно сказала: "тише, тут солдатики спят". Рабочие из местных знали - тетка не шутит, тем более что из допотопного ружья она попадала в блюдечко с 50 шагов. Ушли.


По словам племянницы Галины Ханжиян, Аршалуйс Киворковну пытались выжить из старенького дома в Поднависле. И уговаривали, и припугнуть пробовали.

К примеру, подсылали людей, которые ночью под ее окнами имитировали волчий вой. Не поддавалась женщина ни на угрозы, ни на уговоры.

Так эта удивительная женщина спасла мертвых от живых. И пятьдесят лет защищала вечный сон этих бойцов.



Сейчас тут находятся три братские могилы, в которых покоятся более тысячи солдат - защитников Кавказа в 1942-1943 годах. И Именно Аршалуйс на протяжении многих лет спасала эти могилы от разорения.

На долю этой женщины выпало много испытаний.


Летом 1942 года фашистские войска сделали последний рывок на Черноморское побережье. И на защиту рубежа бросили 26-й стрелковый полк войск НКВД, 30-ю Иркутскую дивизию и 76-ю морскую бригаду.


В хуторе Поднависла в это время располагался медицинский пункт - в доме семьи Ханжиян.


По горной дороге, которая огибала поляну, днем и ночью шли войска на передовую. А оттуда на подводах и носилках - раненые.


Из воспоминаний военврача Поднавислинского госпиталя Веры Семеновы Дубровской:

- Это была круглосуточная вахта. Мы принимали раненых и после первичной обработки отправляли их дальше, в Туапсе. Сначала у нас было три врача, но после того как их направили на передовую - в ротах перебило фельдшеров, - я осталась одна. Да Аршалуйс - моя неутомимая помощница, которую раненые почему-то "тетей Сашей" звали, а ведь ей и тридцати не было.

Дома, сады, опушки леса были буквально завалены ранеными. Аршалуйс быстро научилась делать перевязки, уколы. Юная и хрупкая, она стойко переносила все невзгоды.


Бинтов и ватных тампонов не хватало, приходилось рвать нательное белье, рубашки, домашние простыни. Погибших от смертельных ранений и потери крови бойцов хоронили на поляне, в сотнях метров от санчасти. Аршалуйс безутешно плакала по умершим солдатам и отмечала могилы: то камень у подножья положит, то осколок от снарядов воткнет, то каску поставит.

Это была круглосуточная вахта. Дома, сады, опушки леса были буквально завалены ранеными. Спали урывками, привыкнув к бомбежкам и взрывам на краю поляны. Глубокие воронки саперы превращали в братские могилы.

Могилы наполнялись очень быстро. В одной легли матросы - почти 400 человек. Саперы определили им место на берегу реки - все же поближе к воде. У сада, где цвели яблоньки, уснули вечным сном пехотинцы, которые шестеро суток штурмовали станицу Фанагорийскую. Самая большая братская могила - напротив дома Ханжиянов. По свидетельству Аршалуйс, здесь захоронено свыше 600 бойцов.


Пережитое оставило неизгладимый след в душе девушки и она поклялась тем солдатам, которых хоронила здесь же, что никуда не уйдет. И когда удалось погнать врага с Кавказа, Аршалуйс осталась в хуторе. Осталась у братских могил. Она ухаживала за могилами как могла , ставила памятники - валуны из горной реки.

В 1997м году ЮНЕСКО признало Аршалуйс Киворковну Ханжиян «Женщиной 1997 года» в номинации «Жизнь — судьба». В 1998 году её не стало. Похоронили Аршалуйс рядом с солдатами. А в 2000м году тут был открыт мемориальный памятник. Этот мемориал внесен в список памятников, охраняемых ЮНЕСКО.


А в 2005 году в Горячем ключе установили памятник этой светлой женщине. Бронзовая женщина в платке, присев на скамейку рядом с простреленной солдатской каской, в центре Горячего Ключа, возле мемориального комплекса «Вечный огонь», продолжает хранить память о погибших.

Еще больше о подвиге этой замечательной женщины читайте в нашем блоге на канале Яндекс дзен вот в этой статье.

Нет комментариев
Добавить комментарий